Андрей Адаричев Андрей Адаричев 
 Москва
Андрей Адаричев. Своя музыка, свои песни. Как сюда попасть
Дао Дао 
Москва
Дао - независимый российский музыкант, выпускающий песни собственного сочинения без участия рекорд-лейблов. Как сюда попасть

ХРОНИКА 3003 г

(репортаж с попутчиком о событиях на материнской планете) Будучи пилотом одиночкой, следуя из дальней экспедиции, я, определив сигнал-источник, наконец-то воссоединился с группой галактических туристов, нежащихся в золотом песочке от Земли парсеков так за триста. Мне бы на моей фотонке – в сотню лет не одолеть с Земли дистанций. Как это они в одном исподнем научились крыть гиперпространство? Вот что рассказал попутчик-тёзка, в море дистиллата парусируя. (Оседлав доску и свойским в доску балагур, как серфингом глиссировал!) Загорая под нежарким Нестором, отдыхая под девятью лунами, (что тут было – в нашем галасекторе! кабы не услышал – не подумал бы) на участке от Земли до Арса вот что рассказал попутчик Вася. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Года не минуло вроде: в Керчи, городе красивом, чтобы ближе быть к природе, я удил бычков в проливе. Попадались всяки твари: уткораки, яйцеблюдца, а нейтриновый фонарик отражателем свернулся: нападая на наживку, три крючка отгрыз, мутантец. Перемкнуло – и не дышит. Только корпус и остался. Мне-то чем теперь питаться? Нет классической рыбёшки. Я – домой в большом расстройстве. Снял противогаз, калоши. Вдруг, компьютер пикнул: «Гости!» Очень мелкая русалка – прыг из сумки: «Есть хочу!» Угостил малышку салом, чтоб поправилась чуть-чуть. Дал ей булочку, колбаску, сыру, кофе, сливок, масло, справил и аквариум, солярий, террариум. Холодильник опустел, я немножко похудел. А она расти не хочет: на песочке среди ночи песнь в солярии поёт очень жалостливым тоном, что? а кто её поймёт? Нелегко быть заключённой. Надо выпустить её. За день – 50 котлет! Явный перевод продукта. Что ж, пристроил туалет. Биосинтезатор будто крохотный живот мозолит. Объяснять калорий лёт в институтах – не позволю. Надо выпустить её. Видимо, болезнь какая – аппетитом истерзала. Вон – глазёнками моргает: – Кушать! Хлеба! Сыру! Сала! Я втянулся в пищдобычу. У меня теперь забота; необычная привычка, дорогая несвобода. А она себе поёт, моё сердце разрывая. Доживёт – не доживёт? Зиму как дозимовать-то? Как же выпустить её? Отпустил бедняжку к лету, когда море потеплело. На прощанье песню эту мне она по-русски спела. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Я – мутантка из разведки сверхцивилизации. У меня есть муж и детки. Скоро эскалация. Ты понравился мне, Вася: добрый и порядочный. Не могу своим на Арсе дать сигнал посадочный. Уменьшайся! (Аморал убивать кормильца). У меня свой терминал под водою в Ницце. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Так я в плен попал к мутантке в виде странной твари. Мне место выделили в банке, как я ей – в аквариуме. И сбежать не знаю как (Чтоб той склянке треснуть!) Как моя русалочка, я слагаю песни. И пою их под водой на таких частотах, чтоб услышали мой вой даже с самолёта. – Люди, люди, помогите жертве неприкаянной межпланетного гибрида в баночке задраенной! Ждёт беда планету нашу, если не услышите: Землю превратят в какашку твари ненасытные! Эти мелкие злодеи с аппетитом слоников трансформируют людей в пресноводных клоников. В баночки задрают, песни петь заставят. И скулить вы станете как и я сегодня по цивилизации и планете-Родине. Вдруг (я, кажется, воскрес)! – перед самым носом – дарование небес – однокурсник Носов. Акваланг, фонарик, маска-окулярик, кисть, мольберт подводный, вобщем – упакованный. Из России в Ниццу прилетел учиться под водой рисунку. Открывает сумку: – Что за барабашка? – Цап со дна чеплашку. Вытащил и в шлюпку – радость для желудка. – Экая консерва! Явно, что-то вкусное! (У меня от нервов чешуя свернулась). Витя поднапрягся, я ж от страха обмер: банка открывалась. Смерть или свобода? Нюхнул: «Жаль не в спирте!» – Витя, что надумал? Слышишь?.. Закусить мной?! Тут я в крик. Он сплюнул. То ли не понравился я? Мной ли подавился? Гений непрославленный очень удивился. А я – увеличиваться. Витя – за борт замертво. Хорошо, что включена была видеокамера. Вытащил я друга мокрым от испуга. – Ты теперь свидетель. – А гонорар разделим? Объяснил ему я суть. Всё как оно было. (Плачась в гидрокостюм, дабы прошибила друга божья благодать, что спасать планету можно и за 35 авторских процентов). Порешили – по рукам. И давай сниматься. Получился матерьял часиков на двадцать. Утром в телевизоре суперэкстрановости: стал я знаменитостью. Вобщем – узник совести. И пошло-поехало: компроматобумы! В нашем галасекторе распустили думу! А русалку звёздную за кусочек сала выманив на воздух, вмиг арестовали. Изучали бестию вдоль и поперёк. Тут один профессор в воду – бульк её. Эх, не надо было так: дистиллат пробирочный равен съеденной мутантом тонне сыра в дырочку! И она как зашипит: «Уменьшайся, старенький! Хоть в пробирке и лимит, рада и попариться». Кончилась вода на Арсе. Здесь же – некуда девать. А теперь – телепортация по каналу 45! Утром академики изошлись в полемике: где седой профессор, из лаборатории и миниагрессор, вынутый из моря? А профессор сеньор Сид в арсианском центре очень маленький висит. На предмет секретный арсы дедушку пытают. Итальянец гордо отвечает: «Негодяи!» И плюёт им в морды. Межпланетные пираты злобны и унижены маленьким земным приматом. Значит – не бесстыжие. Но, запузырясь в ответ, мочат Сида ломиком. Так геройски принял смерть соискатель нобелевки. Жалко стало Сида мне. Я спросил попутчика: «Неужели сытые и живы лазутчики? Вася, как?» – Так! Тело – в дело; Стал летать я как орёл. Все способности злодеев в заключеньи приобрёл. Полк землян в стаканы спрятал грызть науку импортную. Да с утра на супостатов ка-ак телепортировались! Под контролем вражья зона! А останки Сида отклонированы снова в наилучшем виде. И теперь земляне сами, Увлеклись кочевьями, покрывая расстоянья без ограничений. По стаканам! Телепорт! 100 парсеков с хвостиком! Материнский космопорт в виде головастиков принял нас, космотуристов из круиза млечного, чтобы смогли восстановиться в лике человеческом. Тут и сказочке конец. Всем землянам – слава! Вышел Вася под венец с арсианкой Клавой. Арсианцы пьют вино пораженью рады: мы им выделили дно Марианской впадины. Там воды: туды-сюды! Жизнь в первоисточнике... Я там пел. Креветок ел. Там у Васи вотчина. 2002-2009 г.г.
Добавлено:    Изменено: 25.11.2009    443    
История создания:
фантастическая история с хэппи-эндом.

Комментарии

 
дык наши-то по стаканам, а не по пробиркам. Бабахнул сотку - и улетел.
25 ноября 2009 в 23:05

Землян жаааалкоооо.... в пробирку не хочу!!!! Туда вдвоём не сажают... хны.... а так бы - всеми руками и ногами за!!!!
25 ноября 2009 в 21:33

не-а, - мультик.
25 ноября 2009 в 10:38

Сценарий для фильмы??? :)))
25 ноября 2009 в 08:14