Промо

ПЕРСТЕНЁК С АМЕТИСТОМ

ПЕРСТЕНЁК С АМЕТИСТОМ. Я бреду меж барханов, зыбучих песков, Изнывая от солнца и жажды. Изнурённый пустыней, мой вид был таков, Что меня испугался бы каждый. Когда в чудо спасенья не верил я сам, Падал ниц на бархане волнистом. Обгоревшей рукой подносил я к глазам, Золотой перстенёк с аметистом. Но всему наступает когда-то конец, Я упал, и подняться нет мочи. Где-то там вдалеке прозвенел бубенец, И туман застелил мои очи. Почти полностью тело засыпал песок, Лишь блестел перстенёк с аметистом. Меня чудом заметил с верблюда седок, Привлечённый тем блеском лучистым. Как-то вечером душным, чайханщик-туркмен, Пот, ладонью с лица утирая, По секрету сказал: «Есть в селе феномен: То – знаменье то ль ада, то ль рая. Возьми трубку, не бойся, кури анашу, И расслабься немного покуда, Обращусь к моим духам и их попрошу Мне помочь в представлении чуда. Посмотри, вот колодец. Как он, торопясь, Родничком наполняется чистым. В этот чудо-колодец, сперва, поклонясь, Опусти перстенёк с аметистом». Гроздей звёзд полуночных не счесть никому. Ночь подвластна лишь духам нечистым. Я в колодец, как в бездну, зачем, почему? Опустил перстенёк с аметистом. В тот же миг ярким светом я был ослеплён. Что за сон наяву, наважденье? Несказанно, негаданно я удивлён – Там со дна исходило виденье. Летним днём я иду на гулянье с женой. Нет со мной перстенька с аметистом. Я был в белой рубахе льняной, расшивной. В новом платье жена, золотистом. Вдруг средь ясного неба дождь, град, как стена. Небеса возжелали экстаза! Испугавшись грозы, побежала жена Под защиту огромного вяза. Что увидел, подобно кошмарному сну: «О, Всевышний, молю не исполни!» Страшный грохот потряс, расколол тишину От удара по вязу трёх молний. «И о горе! Всевышний! Ты что же, глухой, Разве ты не услышал молений?» Перед мёртвой женою, как в пьесе плохой, Я в безумстве упал на колени. Всё затихло в колодце. Померк адский свет… Понял я – дух в туркмене плечистом… Заалел небосклон, начинался рассвет, Но пропал перстенёк с аметистом! С той поры промелькнуло порядочно лет. Наша суть бытия – провиденье. Пусть забыл я, что видел тот дьявольский свет, Всё случилось, как в давнем виденье. Летним днём я иду на гулянье с женой. Нет со мной перстенька с аметистом. Я был в белой рубахе льняной, расшивной, А жена, как тогда – в золотистом. Вдруг средь ясного неба дождь, град, как стена. Небеса возжелали экстаза! Испугавшись грозы, побежала жена Под защиту огромного вяза. И опять всё подобно кошмарному сну: «О, Всевышний! Молю не исполни!» Страшный грохот потряс, расколол тишину От удара по вязу трёх молний. «О, Всевышний, спасибо! Ты добр, как всегда. И несчастью не дал совершиться. Нам с женою теперь и беда – не беда, До конца тебе будем молиться». Перед тем, как ушли мы от вяза с женой, Я увидел во мху бархатистом Мой, пропавший давно – именной, кружевной – Золотой перстенёк с аметистом.
339 7 лет
Теги