Промо
 Подписаться
Поделиться
Сектант и Пети
12:27 23 0 9 лет
Лицензия
Жанры
Альтернативный метал/Ню-метал
Над треком работали
А.Михеев, Сандра Лекс
Текст
1 Закройте глаза. Представьте себе планету. Обычную планету системы Стрекозы, визуально напоминающую многим Землю, но обладающую одной важной особенностью: все её обитатели (их можно условно назвать «людьми», так как эволюция в основном прошла здесь тот же путь, что на Земле) знают своё будущее. Нет, конечно же, не полностью, не с точностью до минуты – лишь основное, вроде даты поступления на работу и ухода с неё (знают, естественно, и какая именно это работа), даты окончания какого-либо учебного заведения с результатами всех экзаменов, даты своей свадьбы, даты рождения детей и даты своей смерти (так же как, если кому-то это суждено, знают число и время суток, когда дядя Саша врежется в них во время прогулки на своём аэрокаре, не совладав с управлением и сделав их инвалидами на всю оставшуюся жизнь). Их судьба видна им подобно виду из окна сквозь тюль, когда от глаза скрыты мелкие подробности, но общая картина прослеживается довольно-таки легко. — Тема моего будущего дипломного проекта? Как же, знаю, чуть ли не с детского сада готовлюсь! — Чем мы с ним будем болеть в старости? С удовольствием расскажу... — Как будут меняться политические и религиозные убеждения в возрасте от двадцати двух до восьмидесяти пяти лет? Не стыдно с такими мелочами обращаться? — Сколько будет… Впрочем, я думаю, вы уловили суть, и общая картина жизни на этой планете вашему воображению тоже более-менее подвластна. Думаете, их жизнь будет в корне отличаться от земной, и они ни о чём другом и думать не смогут, бедняги, кроме как о дне своей смерти, а то и, того гляди, сойдут с ума? Уверяю вас – это вовсе не так. Их способности для них самих ничуть не более экстравагантны, чем для нас, скажем, способность извлечь квадратный корень из ста двадцати одного. Даже обладая учёной степенью по нейрофизиологии, биологии и так далее сложно проанализировать ход эволюции мозговой деятельности жителей Альдастарматы и объяснить, как подобный феномен возможен в принципе. Уверяю вас, однако, что – возможен... Самое удивительное – это, конечно же, то, что всё предсказанное самому себе сбывается в ста процентах случаев, как бы ты ни хотел изменить свою судьбу или отсрочить неминуемую смерть. Альдастарматцев, таким образом, можно уподобить разумной бомбе с часовым механизмом, которая знает, на сколько поставлен взрыватель. Этот роковой фатализм способствует появлению очень большого количества людей искусства, учёных и, конечно, религиозных деятелей. Альдастармата не была исторической родиной населявших её людей. Они лишь относительно недавно переселились на неё, стабилизировав искусственным путём орбиту, которая не была до того стабильной, потому что входила в систему двойной звезды. Аберрака, Аревиалле и Каллиног, входившие в ту же систему, также не были заселены коренными жителями, по тем же причинам, но их заселение началось веками ранее – развитие науки и технологии колонизаторов на этих планетах сделало возможным подобные вещи раньше. 2 Петирриам Мадмуси, высокий синеглазый блондин, относительно молодой, вышел из дверей книжного магазина, оживлённо жестикулируя и беседуя с коротышкой плотного телосложения в малиновом жилете и очках, с которым он познакомился пару минут назад в том же самом магазине. Они продолжали спор, начатый в отделе религиозной литературы. Не прекращая полемики, они направились к стоянке аэрокаров. Час пик уже миновал, Первое Солнце входило в зенит, а на улице не было почти ни души, кроме них двоих. Видимо, остальные попрятались от испепеляющих лучей Первого Солнца в застенки офисов, под защиту работавших на полную локальных охладителей. — Простите, как вас звать? – спохватился Петирриам, забывший в пылу жаркой как лучи Первого полемики узнать имя оппонента. — Майтакимо… зовите попросту Майти. — А я – Петирриам, просто Пети. Итак, если я правильно понял, вы полагаете возможным как-то иначе трактовать фразу о Предопределении из псалма 1:82844 «Писания Солнечного Владыки»? — Для начала позволю себе напомнить вам, как звучит в оригинале то место, о котором мы с вами беседуем: «Солнечный Владыка, дарующий нам знание своей судьбы, но не дарующий возможности изменять её…» Именно так оно звучит. Классическая точка зрения, которой вы и придерживаетесь, не допускает наличия в этих словах какого-либо потаённого смысла. Моя же точка зрения не является собственно моей – я позаимствовал её у авторитетных людей, и абсолютно уверен в её истинности. Вот в чём она заключается: за этими кажущимися прозрачными строками скрывается куда более глубокий смысл. Какой? У каждого из нас есть не только своя судьба. Судеб на самом деле много, и их, действительно, нельзя изменить, но из них можно, при наличии желания и соответствующих навыков, выбрать более понравившуюся, поскольку это – лишь гипотетические варианты, предложенные Солнечным Владыкой нам на выбор. Тут можно провести аналогию с несколькими равноценными вариантами одного романа, из которых автор должен выбрать тот, который станет окончательным, чтобы отнести этот текст редактору. У самого Солнечного Владыки имелось также несколько вариантов судьбы, и не во всех финал был столь трагичен, однако Он предпочёл пойти на Столб Сожжения и показать идеал жертвенности во имя жизни в согласии с Высшими Ценностями. — Извините, но ваши рассуждения более всего напоминают мне схоластические, даже еретические и софистические построения Секты. Вы, случаем, извините, не Сектант? — Вы угадали. Я принадлежу к Секте. Вас что-то в этом смущает? При этих словах Майти Петирриам неприязненно покосился на собеседника, но одёрнул себя, подумав: «Впрочем, мне-то какое дело, кто он – Сектант или, может, Секстант?.. Пусть себе трактует Писание, как хочется, только б денег не просил и в Секту не звал». Тем временем Майти, будто прочитав мысли своего собеседника, молвил: — Только не пугайтесь – я не стану вас совращать, не стану просить принять нашу «ересь», хоть вы и привыкли за долгие годы слышать от Центр-Церкви только крайне негативную оценку нашей деятельности… Всем своим видом Пети попытался изобразить полное отсутствие мыслей, пришедших в действительности ему на ум. Сектант же, будто обладал даром читать не только помыслы, но и чужую судьбу, промолвил: — Я вижу на вашем челе следы глубокой печали и нерадостной задумчивости. Не связано ли это со стоящим на вашем пути в ближайшем будущем Финальным Знаком? — Именно! Знак стоит в моей Линии Судьбы рядом с сегодняшним числом, – голос Пети был полон скепсиса. – И я полагаю, что никакие гипотетические варианты не позволят мне уйти от своей судьбы и соединиться с Владыкой ближе к сегодняшнему вечеру. — Я завидую вам и вашей доле предстать пред Его Очи… – от Пети не ускользнула лёгкая насмешка в глазах собеседника, но возможно, что ему это только показалось. – Однако вы выглядите таким молодым… Не хотели бы вы ещё побродить по бренным закоулкам этого многоскорбного материального мира? — Скрывать нечего тут, мы же не в Доме Служения Владыке. Хотел бы, конечно, да ещё как! - огонь неутолённых желаний просиял мгновение в глазах тридцатиоднолетнего Пети. — В таком случае, вам лучше, пока ещё не поздно, принять мою точку зрения на судьбу. Нет, Владыка упаси, я вовсе не призываю вас становиться полноправным членом Секты! Но попытайтесь хоть раз в жизни поверить в то, что у судьбы могут быть и другие пути кроме открытого вашему взору! Я не верю, что Владыка не оставил вариант развития сегодняшних событий, в котором вы остаётесь в живых! Петирриам хмыкнул, задумчиво помолчал и уже по-новому посмотрел на собеседника. Потом молвил: — Меня заинтриговало ваше предложение. Я готов следовать вашим советам до тех пор, пока они не вступают в очевидное противоречие с Его Законом. Помогите мне, если можете, – уже неподдельная мольба звучала в голосе молодого альдастарматца. — В ваших глазах я вижу след пробудившегося интереса и воодушевления, а в словах слышу отзвук зарождающейся надежды, и это весьма и весьма хорошо. Без надежды и веры ничего не добиться на матушке-Альдастармате. Чтобы я знал, как помочь вам, скажите мне, молодой человек, от чего постигнет вас смерть в известном вам варианте грядущей судьбы? — Смерть ждёт меня от луча солнца. Представитель Секты как-то странно посмотрел на Пети, но вернул лицу спокойное выражение. После секундного молчания усилием воли Майти вызвал улыбку на лице и сказал: — Я знаю, как помочь вам отложить встречу с Владыкой! Пойдёмте к моему аэрокару. Когда они подходили к транспортному средству Майти, тот снизошёл до пояснения: — Во владениях Секты есть место, о котором я попрошу вас никому в будущем не говорить. Там никогда не было ни единого луча ни одного Солнца – Солнечный Владыка обходит это место Своим вниманием. В этом может заключаться ваше спасение. Спрячьтесь только на сегодняшний день. Петирриам без особого энтузиазма воспринял предложение Майти, но делать было нечего, и он согласился. Когда они сели в аэрокар, Пети несколько запоздало выразил свою благодарность. Майти пощёлкал тумблерами и лишь отмахнулся, бросив: — Это мой долг как служителя Секты. Они летели к востоку, пролетая местность, где Пети никогда прежде не был, но о которой слышал много такого, чего предпочёл бы не слышать. Впрочем, до старушечьих ли слухов ему теперь было? Они прибыли спустя два часа. Майти, клацнув очередным переключателем, откинул колпак, служивший крышей, и они с Пети вышли. Молча продираясь сквозь плотные заросли кустарника, Пети вслед за Сектантом подошёл ко входу в какую-то пещеру. Майти, подав знак Петирриаму, чтобы тот подождал пока, подобрался поближе к зиявшему абсолютной чернотой подобию пасти исполинского чудовища. Сектант издал какие-то квакающие звуки. В ответ из пещеры вышли два человека, оба в традиционном пёстром одеянии Сектантов: малиновый в фиолетовую крапинку балахон с лиловым капюшоном, полностью закрывавшим лицо. У каждого – двуствольный полевой реморализатор-дематериализатор наперевес. Пети от этого зрелища почему-то не стало легче, даже наоборот… Майти о чём-то пошептался с вышедшими Сектантами и помахал Пети, чтобы он подошёл. Около секунды последний боролся с постыдным малодушием, думая: «Застрелят ведь ни за что ни про что!», но благоразумие победило: «Ладно, плевать, раз уж альтернатива – солнечный луч!» Пети проник вглубь пещеры следом за Майти, взявшим у стражников мощный электрический фонарь. Молча идя за пятном света от фонаря Майти, выхватывавшим время от времени нависавшие сталактиты и торчавшие сталагмиты, Петирриам привычно всматривался в мутную воду своей судьбы. Ничего хорошего он там так и не разглядел… Они шли приблизительно полчаса. Наконец пятно света фонаря застыло на месте, а Майти остановился и повернулся к Пети: — Извините, я что-то к старости стал забывчив… Совсем из головы вылетело! Позабыл назвать моё освящённое Сектантское имя. Позвольте представиться: Луч Солнца! — Очень приятно… Что?! – запоздало дошло до сознания сжавшегося вмиг Пети, и он, спохватившись, рванулся назад в тёмный коридор. Однако метко брошенный дротик вонзился ему в шею, и голос Майти с ясно прослеживающейся издевательской интонацией произнёс: — Сдаётся мне, это несколько не тот вариант, которого бы тебе хотелось?.. Петирриам слышал раньше об отравленных дротиках, которыми пользуются Сектанты для самозащиты. Он хотел крикнуть, но ему удалось лишь негромко захрипеть, и он упал на пол, зацепившись рукой за острие сталагмита и порвав рукав куртки. Пока Пети, парализованный, лежал на холодном полу, приближаясь с каждой секундой к Солнечному Владыке, он наблюдал, как над его неподвижным телом Майти, вводя себя в экстатическое исступление, осуществляет какие-то Сектантские обряды, смысл которых навсегда уже останется для умирающего тайной за семью печатями. Речевой аппарат Петирриама также был парализован, поэтому он мог лишь мысленно сказать себе в утешение: «А ведь своим убийством он лишь доказал, что то место из «Писания Солнечного Владыки» следует всё же трактовать буквально! Ну, хоть спор я не проиграл, и на том спасибо!»