Я не такой, каким я был под чарами Цинары (Перевод)

Эрнест Доусон Прошедшей ночью, да, вчера, мех губ моих ее Упала тень твоя, Цинара! Вдох услышал твой В душе своей меж поцелуем и вином; И был разбит я. Страсти боль ко мне вернулась вновь. Да, был тогда совсем разбит, поник я головой. По-своему я верен был тебе, Моя Любовь! Всю ночь я напролет внимал горячий сердца стук. В моих руках всю ночь она плыла в любви и сне. Беспорно был и сладок вкус прекрасных юных губ, Но был разбит я. Страсти боль ко мне вернулась вновь, Когда проснувшись, понял я, что серым стал рассвет; По-прежнему я верен был тебе, Моя Любовь! Немало я забыл, Цинара! Ветер все унес. Те розы, что дарил тебе, кидая в суете. Забыл те танцы, те черты, мечты и замки грез; И был разбит я - страсти боль ко мне вернулась вновь. За это время танец тот был долог словно век. По-своему я верен был тебе, Моя Любовь! Безумной музыки просил и крепкого вина, Но праздник завершен! Пора и свечи погасить! И тень твоя, Цинара, вновь падет, ведь ночь твоя; И я разбит, ведь страсти боль ко мне вернется вновь, И снова пожелаю вкус тех алых губ вкусить: По-своему я верен лишь тебе, Моя Любовь! 11 марта, 2001. © Мира Максимова (Umira2)
Добавлено:    Изменено: 22.04.2009    2 684    
История создания:
Доусон очень преданно любил дочь ресторатора, с которой он в молодости каждую неделю целомудренно играл в карты. Эта еженедельная игра заполняла огромную часть его эмоциональной жизни. Когда он был трезв, он даже не смотрел на других женщин, но в опьянении вожделел к любой, какая попадется... Его постоянно преследует былая любовь, и он не может похоронить ее с проститутками, в распутстве.

Комментарии