Андрей Томин Андрей Томин 
 Москва
Голос, который невозможно забыть. Как сюда попасть
ЛЮК С ЛЮК С 
 Владивосток
Владивостокский автор-исполнитель Как сюда попасть

Руки и лапы.

Руки и лапы. Кроме детей до 16... Это было в одну из прошлых жизней. Я точно не помню, в какую из них. Но царём тогда был Брежнев, А Великий Советский Союз, который иностранцы очень уважали и побаивались, считался у них Россией, а всех, кто там жил, даже негров, цыган и грузин – они считали русскими. Что уж говорить о славянах?! Ещё было пиво в трех деревянных чепках на весь огромный город. И полное отсутствие в этих местах туалетов, сделанных руками. Чего не скажешь о нерукотворных отхожих местах, возникавших стихийно - в полном соответствии с законами природы и импровизации. Помню, я тогда был знаком с одним иностранцем и, дурачок, очень гордился этим. Многое ему у нас было непонятным и недоступным для идентификации с его собственным миром. Чем я тоже был горд. Но больше всего он страдал от нашего языка. Впрочем, его истинную мощь и глубину он испытал на собственной шкуре. Разве мог догадываться хитрый итальяшка, что весь итог его затянувшейся командировки в Россию заключается в слове «нихуя», которое наладчик Кузьмич, выдохнув в сторону вчерашним перегаром, сказал ему напоследок?! Как было мне объяснить иностранцу, что значит «нихуя»?! «Нихуя» - вы можете возразить мне – «Это значит - ничего!» - и будете отчасти правы. Но, без сомнения, смысл этого слова гораздо более широк. Как в анекдоте, помните: «Ты что-нибудь видишь?» - «Нихуя!» - «Ну, так бери две штуки и уёбывай!» Да я бы истесал десять осиновых колов об его дубовую сицилийскую башку, а он бы так и не понял нихуя! Скажите, вы что ни - будь смыслите в Италии? – «Ещё бы!» - скажете Вы! И будете правы на все сто! Да девять из десяти русских знают Италию как облупленную! И всех этих леонардов и микеланжделов с паганинями, все эти макароны, пиццы, ботинки, Рим, фелиней там всяких, сан-ремов, пупов и челентан. Уж Dolce&Gabbana, тот, кто помоложе или считает себя охуенно гламурно продвинутым перцем – обязательно знает. Не стоит говорить о застреленном, как там бишь его, ну в общем пидар какой – то старый был у них – тоже из этих, Кутюрье, что – ли?! А!!! – Вспомнил. Версаче его звали. Во! Суть не в этом. В Италии, в нашем понимании – все красивое! Красиво – да! Но нет в этом ничего особенного. Абсолютно! Что такое красота – да ничего! Обертка, фантик! Как Достоевский надеялся с ее помощью спасти мир?! – Не представляю! Думаю, он просто перепил, когда это написал! Мир спасут русские – не иначе! А красота?! - Достаточно лишь чуть копнуть, чтобы понять – внизу – дерьмо! Хоть французское, хоть итальянское, а все же – дерьмо! Всё главное у них – на поверхности, как два пальца…, ну, если поприличней – то, как дважды два! Любой русский даст любому иноземцу сто очков вперед по части знаний о чужом отечестве! А вот иностранцы о России не знают нихуя! И не узнают, даже прожив у нас две жизни! Мало того, что любой русский видит и мыслит более широко и глубже, так он еще может скомпилировать все свои знания и полученные на их основе далеко идущие выводы в одно единственное слово, или в одну короткую ёмкую фразу, которую никакой шпион из Лэнгли никогда и ни за что не расшифрует! Что уж говорить о вскормленном в тепле и сытости, выросшем на Апеннинах индивидууме?! Так вот, мой знакомый хитрый итальяшка ничего так и не понял в России – где ему! Например, почему русские назвали цветной телевизор первого поколения именем дерева?! – Непонятно! При чем тут дерево?! Или они имели в виду качество сборки?! Или характеристики материала?! А для меня, например – «Березка» - очень органичное название. Не знаю, правда, почему?! Может, дело в молоке наших матерей?! Да, почему он обратил на это внимание?! Да потому, что именно он был одним из тех, кто приехал на львовщину в конце 70 – х устанавливать новую линию по производству цветных телевизоров второго поколения. «Первое поколение» - не прокатило, как рассказали выстрогавшие его старожилы львовского лампового завода №1. «Первое» поколение постоянно ломалось, было громоздким и неуклюжим. Кроме того – имело неприятное свойство загораться и даже – в отдельных случаях – взрываться. Трудящиеся очень жаловались партии и правительству по этому поводу. Партия начинала нервничать и постукивать некоторых министров по одному месту – так, слегка, как только можно слегка ебануть кувалдой по яйцам. Были сделаны выводы, и из Италии был выписан первый пробный конвейер по сборке телевизионных приемников, который и привез к нам наш незабвенный герой. Корпуса у этих телевизоров, как к своему ужасу обнаружил итальянец, действительно были из дерева?! Ну и что?! В «мерсе» тоже много деревянных деталей и ничего – считается – люкс! Итак, установив новую линию и протестировав ее, по- русскому – проверив, итальяшка решил немного погреть свои холеные руки на российской нерасторопности и разгильдяйстве! Всё было гениально просто, как у великого Леонардо. В сам конвейер по выпуску телевизоров, в самые его «мозги», хитрый Поганини итальянского народа заложил ключевые характеристики исходного сырья, полностью соответствующего итальянским компонентам. Естественно у русских не было никакой возможности, да и прав, лазить в «итальянские» мозги. Всё было строго засекречено и снабжено блоком самоликвидации – не хуже, чем у секретных «Мигов». Конечно, будь львовяне или львовцы – как ни назови, а всё равно – русские, порасторопней и повнимательней, они бы настояли на том, чтобы сырье соответствовало советским стандартам. Ведь дешевле и надежней использовать свои материалы, родные. Нахуй гнать из Италии пластикат для пластмассы, необходимой для отлива корпусов телевизоров, если в своём родном Стерлитамаке его некуда девать – бери хоть даром, только забери его нахуй! Башкирам уже настопиздило ходить по нему…. Так что забирай, дорогой товарищ, забирай, и – на хуй, на хуй!!! О цене на итальянский пластикат – давайте лучше помолчим! Скажем только, что советскому труженику надо было бы копить не год на этот аппарат второго поколения, а два – три! Кроме, того, Поганини уже заранее взял хороший откат со своих смежников, поставивших в Росиию свое первое сырье для конвейера. Итак, сделав свое дело, мавр в радостном настроении отбыл на родину, напоследок, правда, немного озадаченный словами Кузьмича, но не придавший им какого либо значения. А зря. Прождав по своим расчетам месяц, потом другой, в надежде получить от русских приличный заказ на пластикаты, и подстегиваемый своей сырьевой мафией, а то, что это была хитрая сицилийская мафия, нет никаких сомнений – кто еще может так наивно пытаться обмануть русских?! – Поганини под каким – то надуманным предлогом снова двинул на Львовщину, на тот самый завод, чтобы, как говорится, на месте раз и навсегда расставить все точки над своей латинской буквой «i». И вот, значит, картина, которую я запомнил по своей чрезвычайной молодости очень хорошо. Приходит он на завод – туда-сюда, «привет-привет», «как жизнь», «как конвейер»?! – «Да, заебись». «Да нихуя – работает!» Он смекнул уже, что пашет оборудование на полную мощность. Зашёл в цех отливки корпусов, а там, в бункере - серый башкирский пластикат. Понятно! Но – по точнейшим расчетам лаборатории в Риме, этот галимый пластикат должен давать до 60 процентов брака – там микротрещины и т.д. и т.п. Что они, с ума сошли, эти русские – оставляют себе только 40 процентов корпусов?! Но это же сплошная нерентабельность! Идёт он в цех диагностики и контроля, где эти самые корпуса просвечивает ультрафиолет на предмет невидимых глазу дефектов. Смотрит – аппаратура показывает 80 процентов брака!!!! – 80!!!! Он в страшном смятении бросается в следующий цех, где бракованные корпуса должны убираться с конвейера и отправляться под пресс на дальнейшую переплавку!!! – Там всё в порядке!!! Не понял?!!! Он обратно, в цех диагностики, находит бракованный корпус и решает сопровождать его по конвейеру, чтобы отследить весь его путь до конца!!! – Бежит за ним, высунув язык, и видит, наконец, впереди свет истины! Бракованные корпуса с конвейера убирает специальная железная лапа: идёт мимо неё хуёвый корпус – лапа выезжает из своего укрытия, хватает его с конвейера и - под специальный пресс и дальше уже груду пластмассы – на переплавку. Причём, хитрые итальяшки сделали оборудование так, что если отключить эту лапу, встанет весь конвейер! То есть – брак не пройдет! Но пасаран, как говаривали их близкие соседи! Но только не у русских! Поганини, охуевший от происходящего, молча стоял и смотрел, как из укрытия выезжает огромная металлическая лапа, хищно замахивается на бракованный корпус, все ближе и ближе подбираясь к нему, и вдруг, в каких – то миллиметрах от него начинает биться в конвульсиях, не дотягивается до него и разочарованно убирается на свое место обратно. А корпус, как ни в чем не бывало, - красавец! - продолжает свое движение в следующий цех! Приглядевшись, хитрый итальяшка чувствует свое полное и окончательное поражение, челюсть его становится похожей на американскую мечту: страшная стальная лапа попросту привязана обычной веревкой к одной из стоек конвейера!!! Веревка именно такой длины, какая необходима для того, чтобы лапа не смогла дотянуться до детали!!! По – моему, хитрый сын итальянской мафии даже ни с кем толком не попрощался. Я помню только, что в нервном расстройстве он удалялся с завода, бормоча себе под нос какие – то слова. Я разобрал только – «Нихуя!» Думаю, он его так и не понял до конца! Ну что ж, может когда - ни будь у него появится еще один шанс начать все сначала!
Добавлено:    Изменено: 23.03.2008    826    

Комментарии