Промо

о Свободе

Меня всегда убивала идиотская фраза : "в споре рождается истина". Ну согласитесь, Истина не может рождаться - ибо это уже не Истина, а какой-то продукт- продолжение. Истина - это ВСЁ: конец и начало. Истина-это Бог. А Бог не может родиться в споре двух дураков. Даже в споре трех и более умных людей. Если два тапочка поспорят, то вряд ли родится мужик, который их сделал. Согласен, что мы не тапочки, а Бог - не мужик. Вобщем, сегодня, поговорим о Свободе. Свобода для поэта - это нечто бОльшее чем символ. Это его жизнь. Происходит сие, видимо, от того, что творческий народ более острее переживает любые события, а значит и любые ограничения. Неважно какие. Так вот, чтобы понять что есть в сущности свобода, данная от Бога, а не вседозволенность, как соблазн от дьявола, я хотел бы предоставить Вам для размышления пост из ЖЖ Abbatus-mozdokа (http://abbatus-mozdok.livejournal.com/) Вы спросите: почему не в рифму написано? Отвечу: не успел. Но думаю лучше чтонить важное написать не в рифму, чем какую нибудь дурость ямбом замутить. С уважением, Владимир (йамщикъ) Итак, почему Бог создал человека свободным? Свобода и ответственность – эта та дилемма, о которую споткнулось не мало сладострастных греховных умов. С одной стороны, мы говорим, что человек свободен. С другой стороны, человеку сказано, как следует поступать, и что будет ему, в конечном счёте, если он преступит волю Бога. Из этого многие делают вывод, что свобода человека «фиктивна». Мол, я теоретически могу выбрать что-то, что Бог не велит, но практически мне в результате «мало не покажется». На самом деле, увы, большая часть человечества не огладывается на волю Бога и делает свой выбор исключительно на основании своих личных, не объективных суждений. Тем самым они опровергают то, что говорят. Говорят, мол «Бог ограничивает нашу свободу и не даёт нам право сделать грех», и сами тут же делают грех, не спрашивая на то никакого дозволения. Но в целом вопрос свободы остаётся для большинства открытым: Для чего свобода, если она ограниченна определенными условиями? Этот вопрос возникает у людей из-за того, что они думают, будто свобода – самоцель. Но свобода – это не самоцель, а лишь средство. Она – возможность человеку явить себя, что он есть такое, и, в результате получить то, что он заслужил. Приведу пример: Представим, что перед нами на столе стоят два компьютера, принадлежащих двум разным людям. Открыв первый, мы видим порядок, определенную системность. Заглянув, мы видим красивуюзаставку на рабочем столе (например, «горный водопад»), а в каталоге папки: «Фотография природы», «моя семья», «мои друзья», «рабочие документы», «словари иностранных языков», «философия». И перед нами встаёт образ добропорядочного гражданина. Заглянув во второй компьютер, мы сразу брезгливо отворачиваем лицо: На рабочем столе в виде заставки какой-нить кадр из фильмов ужаса, а в каталоге папки: «матерщина», «боевики», «порнография», «игрушки-стрелялки», «компроматы на друзей», «скрытая камера в кабинете начальника». И нас уже начинает тошнить, когда мы представим себе владельца компьютера. Но мы никогда не станем ни хвалить, ни порицать сам компьютер. Он – только инструмент, который выражает суть хозяина. Никто никогда не станет награждать компьютер за проделанные на нём операции и проекты. Награждают действующее лицо (личность, человека). Так вот, если бы Бог просто «запрограммировал» нас на добро, то мы бы не могли согрешить, но мы бы не могли и любить, так как были бы просто вещами в Его руках. Вещь не может оказывать ни сопротивления, ни услуги своему хозяину. Он просто пользуется ей, как ему заблагорассудится. Бог не захотел видеть в нас вещи. Он захотел видеть в нас личность, способную к общению, к диалогу. С личностью Он вступает в союз (религия). Я не могу заключить союз со своей тапочкой – я её просто надену и пойду. И она не сможет мне воспротивиться. Но с человеком я могу вступить в союз. Он имеет возможность (не путать с правом!) мне воспротивиться и предать меня. Но тем ценнее будет для меня общение, что человек, имея возможность предать, не предал. И тем ценнее будет поступок друга. Оставляя человеку «возможность» отступить, Бог не хочет, чтобы человек отступал. Просто благодаря этой «возможности» человек проявляет себя, и Бог видит, что такое этот человек. «Не говори: "ради Господа я отступил", ибо, что Он ненавидит, того ты не должен делать. Не говори: "Он ввел меня в заблуждение", ибо Он не имеет надобности в муже грешном. Всякую мерзость Господь ненавидит, и неприятна она боящимся Его. Он от начала сотворил человека и оставил его в руке произволения его. Если хочешь, соблюдешь заповеди и сохранишь благоугодную верность. Он предложил тебе огонь и воду: на что хочешь, прострешь руку твою. Пред человеком жизнь и смерть, и чего он пожелает, то и дастся ему. Велика премудрость Господа, крепок Он могуществом и видит всё. Очи Его — на боящихся Его, и Он знает всякое дело человека. Никому не заповедал Он поступать нечестиво и никому не дал позволения грешить» (Сир.16:11-20). Итак, мы видим, что есть свобода человека, и есть заповеди. Но если бы у человека не было свободы, то заповеди не были бы заповедями, а просто были бы «программным кодами». Но любовь – это всегда добровольный акт сердца. Робот может быть послушным, но он не может быть любящим. Бог хочет видеть в нас любящих и достойных собеседников, достойных общения с Ним. Для этого и дана свобода.
703 7 лет 7 лет
Теги